50def5db     

Пушкин Александр Сергеевич - Сказка О Золотом Петушке



child_tale poetry Александр Сергеевич Пушкин Сказка о золотом петушке ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-03-28 EGO-78-ALEX-P-1 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Александр Сергеевич Пушкин
Сказка о золотом петушке
Негде, в тридевятом царстве, В тридесятом государстве, Жил-был славный царь Дадон. С молоду был грозен он И соседям то и дело Наносил обиды смело, Но под старость захотел Отдохнуть от ратных дел И покой себе устроить; Тут соседи беспокоить Стали старого царя, Страшный вред ему творя.

Чтоб концы своих владений Охранять от нападений, Должен был он содержать Многочисленную рать. Воеводы не дремали, Но никак не успевали: Ждут, бывало, с юга, глядь, — Ан с востока лезет рать. Справят здесь, — лихие гости Идут от моря.

Со злости Инда плакал царь Дадон, Инда забывал и сон, Что и жизнь в такой тревоге! Вот он с просьбой о подмоге Обратился к мудрецу, Звездочету и скопцу — Шлет за ним гонца с поколоном.

Вот мудрец перед Дадоном Стал и вынул из мешка Золотого петушка. "Посади ты эту птицу, — Молвил он царю, — на спицу; Петушок мой золотой Будет верный сторож твой: Коль кругом все будет мирно, Так сидеть он будет смирно; Но лишь чуть со стороны Ожидать тебе войны, Иль набега силы бранной, Иль другой беды незванной, В миг тогда мой петушок Приподымет гребешок, Закричит и встрепенется, И в то место обернется". Царь скопца благодарит, Горы золота сулит: "За такое одолженье, — Говорит он в восхищенье, — Волю первую твою Я исполню, как мою".

Петушок с высокой спицы Стал стеречь его границы. Чуть опасность где видна, Верный сторож, как со сна, Шевельнется, встрепенется, К той сторонке обернется И кричит: "Кири-ку-ку!

Царствуй, лежа на боку!" И соседи присмирели, Воевать уже не смели: Таковой им царь Дадон Дал отпор со всех сторон! Год, другой проходит мирно, Петушок сидит все смирно; Вот однажды царь Дадон Страшным шумом пробужден: "Царь ты наш!

Отец народа! — Возглашает воевода, — Государь! проснись! беда!" — — "Что такое, господа? — Говорит Дадон, зевая, — А?.. Кто там?.. беда какая?" Воевода говорит: "Петушок опять кричит, Страх и шум во всей столице".

Царь к окошку, — ан на спице, Видит, бъется петушок, Обратившись на восток. Медлить нечего: "Скорее! Люди, на конь!

Эй, живее!" Царь к востоку войско шлет, Старший сын его ведет. Петушок угомонился, Шум утих, и царь забылся. Вот проходит восемь дней, А от войска нет вестей: Было ль, не было ль сраженья — Нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять. Кличит царь вторую рать.

Сына он теперь меньшого Шлет на выручку большого; Петушок опять утих. Снова вести нет от них, Снова восемь дней проходит; Люди в страхе дни проводят, Петушок кричит опять, Царь скликает третью рать И ведет ее к востоку, Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь; Им становится невмочь. Ни побоища, ни стана, Ни надгробного кургана Не встречает царь Дадон. «Что за чудо?» — мыслит он. Вот осьмой уж день проходит, Войско в горы царь приводит И промеж высоких гор Видит шелковый шатер.

Все в безмолвии чудесном Вкруг шатра; в ущелье тесном Рать побитая лежит. Царь Дадон к шатру спешит... Что за страшная картина!

Перед ним его два сына Без шеломов и без лат Оба мертвые лежат, Меч вонзивши друг во друга. Бродят кони их средь луга, По протоптанной траве, По кровавой мураве... Царь завыл: "Ох, дети, дети! Горе мне! попались в сети Оба наши сокола! Горе! смерть моя пришла".

Все завыли за Дадоном, Застонала тяжким стоном Глубь долин, и сердце гор Потряслося. Вдруг шатер Распахнулся... и девица, Шамаханск



Назад