50def5db     

Пшеничный Борис - Человек-Эхо



Борис Николаевич Пшеничный
ЧЕЛОВЕК-ЭХО
От автора. Вам, конечно, не надо объяснять, что такое че-
ловек-двойник. Наслышаны вы и о близнецах, которых, случает-
ся, родная мать не различает. Можно найти людей с ошеломляю-
ще похожими голосами, одинаковой походкой, манерой держать-
ся, смеяться. Все искусство имитации строится на умении под-
ражать, создавать иллюзию сходства. И разве не приходилось
вам окликать на улице знакомого и потом торопливо оправды-
ваться: извините, обознался? Я сам однажды лицом к лицу
столкнулся с... Пушкиным. В линялых джинсах, спортивная сум-
ка через плечо, но в остальном вылитый Александр Сергеевич.
Внешнее сходство - не такая уж редкость, хотя верно и то,
что абсолютно одинаковых людей не бывает. Ну, а если сравни-
вать не лица и фигуры, не голоса и жесты, а вещи иного по-
рядка - скажем, характеры или склад ума? О, будьте уверены,
и в этом отношении двойников, близнецов и просто похожих ни-
чуть не меньше. Мы даже не подозреваем, как много родствен-
ных душ, схожих типов, не говоря уже о моральных стандартах.
И как им не быть, когда вся наша жизнь - конвейер, а с кон-
вейера сходят... вот именно - один к одному. Дети копируют
родителей (яблоко от яблони недалеко падает). Супруги до до-
лей микрона подгоняют себя друг к другу (муж и жена - одна
сатана). Друзья и знакомые из кожи лезут, чтобы начисто сте-
реть грани между собой (с кем поведешься, от того наберешь-
ся).
Принцип похожести универсален, он действует на всех эта-
пах человеческого общежития. Уж на что, казалось бы, индиви-
дуальный народ художники - каждый сам по себе, каждый с пре-
тензиями, - но побывайте на любой выставке, присмотритесь к
картинам - оригинальностью и не пахнет, сплошное подража-
тельство и заимствование. Наука кишмя кишит эпигонами. Поли-
тика собирает в многотысячные партии единомышленников, рели-
гия - единоверцев. Есть еще клубы по интересам, разного рода
кружки, секции, объединения...
Однако не будем развивать эту мысль. Неизвестно куда она
заведет, да и на ней можно запросто свернуть себе шею или,
чего доброго, вообще свихнуться. Сказанного достаточно, что-
бы смело утверждать: существует некий фундаментальный обще-
человеческий закон, суть которого в способности людей быть
похожими и походить. В нас заложен механизм, позволяющий
подражать, имитировать, перевоплощаться, сопереживать. Да,
да, и сопереживать тоже, потому что как раз в единых движе-
ниях души больше всего и выявляется общность людей, их схо-
жесть.
"Ну и что? - спросите вы. - Допустим, есть он, такой ме-
ханизм. Что дальше?" А дальше я расскажу о человеке, который
не только доподлинно знал, что люди наделены способностью
уподобляться один другому, но и в совершенстве владел этой
способностью, развил ее прямо-таки фантастически, как ге-
ний-музыкант развивает свои музыкальные способности. Он и
был своего рода гений.
Еще одно небольшое, но необходимое пояснение. Оно касает-
ся формы повествования. Первоначально автор располагал лишь
материалами следственного дела и, признаться, был соблазн
написать нечто чисто детективное. Позднее я обошел чуть ли
не всех участников этой внешне простой, но так до конца и не
проясненной истории, встречался со следователем, затеял пе-
реписку. В итоге набралась довольно-таки объемистая папка
бумаг - выписки из протоколов, показания, справки, записи
бесед. Разложив их как-то на столе, я вдруг обнаружил, что
достаточно в определенной последовательности подобрать лист-
ки



Назад