50def5db     

Пьецух Вячеслав - Клюев И Оперманн



Вячеслав Пьецух
Клюев и Оперманн
Есть в германской земле Нижняя Саксония расчудесный городок
Бад-Ротенфельд, санитарно опрятный, как гостиничный номер, и миниатюрный,
как спичечный коробок. Из достопримечательностей этого городка нужно
отметить следующие: с северо-западной стороны к нему примкнул
Тевтобургский лес, тот самый, где в начале Христовой эры германцы
разгромили легионы Квинтилия Вара, лесок, впрочем, так себе, вроде
какой-нибудь нашей "зеленой зоны"; посреди городка стоит высоченная стена,
сложенная из хвороста, по которому стекает вниз пахучая влага, попутно
дробясь до состояния мокрой пыли, - ею-то и ходят дышать бедняги из
пульманологического санатория "Вишневый сад"; имеется пульманологический
санаторий "Вишневый сад".
Из экзотики в Бад-Ротенфельде есть только магазинчик "Караганда".
Держит его Родион Вагнер, русский немец, бывший сержант милиции, уроженец
Караганды. Как войдешь в его магазинчик, так сразу тебя и охватит чувство,
будто ты фантастическим образом перенесся из Нижней Саксонии в
какой-нибудь унылый районный центр, торчащий среди казахской степи, в
какой-нибудь Вагоноремонтный тупик, непроезжий даже в ведренную погоду, в
какой-нибудь сельмаг с покосившимися дверями, выкрашенными кладбищенской
голубой краской, на которых болтается амбарный замок, похожий на пудовик.
И немудрено, что тебя охватит такое чувство: товар у Вагнера располагается
на неструганых досках, впрочем, тронутых олифой и местами убранных резными
бумажными салфетками под вологодские кружева, прилавок обит железом, на
окнах решетки из толстых металлических прутьев, стены покрыты
темно-зеленой гадостью, какая у нас идет на заборы и нужники. Торгуют в
"Караганде" воблой, солеными огурцами в трехлитровых банках, жареными
подсолнухами, халвой, рыбными консервами в томатном соусе, приключенческой
литературой издания "Молодой гвардии", табачными изделиями фабрики имени
Урицкого и спиртными напитками московского ликеро-водочного завода. Сам
Вагнер расхаживает в чапане, но из принципа говорит исключительно
по-немецки.
Так вот в магазине "Караганда" однажды встретились старинные приятели и
соседи по городу Темиртау. Одного из них звали Клюев, у другого была
фамилия Оперманн. Первый в прошлом работал инспектором районного отдела
народного образования, второй - учителем русского языка. Оперманн уехал в
Германию по зову своего нордического сердца, Клюев эмигрировал в поисках
лучшей доли, но на том, однако же, основании, что у него бабушка по
отцовской линии была немка. В настоящее время Клюев сидел на
государственном пособии, а Оперманн работал грузчиком в аэропорту города
Дюссельдорф.
Стало быть, случайно столкнулись они лицом к лицу в магазине
"Караганда", сначала остолбенели от приятной неожиданности, потом обнялись
и некоторое время смотрели друг на друга, не зная, чего сказать.
- Ну как ты, Борис?! - молвил наконец Клюев и попытался потушить
глуповато-радостную улыбку, которая точно прилипла к его лицу.
- Да ничего... - ответил уклончиво Оперманн.
- А какого хрена ты здесь у нас очутился?
- Да вот подлечиться приехал в "Вишневый сад". Легкие чего-то не того,
прямо я тут время от времени задыхаюсь. Один раз разгружали аэрофлотовский
"Ту-154", прошел я в салон, чую - псиной пахнет, и так мне, ты знаешь,
легко задышалось, как в лучшие наши годы! А в нормальной обстановке я,
можно сказать, не дышу, а выполняю тяжелую физическую работу. Ну ладно;
ты-то за каким хреном сюда попал?
- Я, собственно, здесь ж



Назад