50def5db     

Пьецух Вячеслав - Если Ехать По Рублевскому Шоссе



Вячеслав Пьецух
Если ехать по Рублевскому шоссе...
Если ехать по Рублевскому шоссе в сторону Николиной Горы, мимо
правительственных дач, поселка Ильинское, Института детского питания, над
которым почему-то вечно висит ядовито-бирюзовое облако, и после поста ГАИ
повернуть направо, то вскоре увидится загадочное трехэтажное здание за
высоким забором из силикатного кирпича, стоящее как-то умышленно, нарочито
особняком. Зимой, поздней осенью и весной это здание более или менее на
виду, но с мая по октябрь его трудно бывает углядеть за кронами берез,
старинных, неохватных тополей, каштанов и лиственниц, которые со всех
сторон окружили дом и как будто взяли на караул. Оттого в это время года
оно представляется действительно таинственным, и кажется, что за высоким
забором из силикатного кирпича спрятан какой-то большой секрет.
Постороннему человеку мнится, что, наверное, тут притаился штаб глобальных
катастроф, или главная шпионская школа, или исследовательский центр по
воскрешению мертвецов. Что там шпионская школа! В этом трехэтажном особняке
на самом деле такие творятся вещи, что перед ними немеют специалисты по
воскрешению мертвецов.
За ворота, разумеется, не пускают, и придется поверить на слово, что,
как одолеешь аккуратную асфальтовую дорожку и окажешься в вестибюле,
выложенном серой каменной плиткой, то налево будет дубовая двухстворчатая
дверь, направо будет точно такая же дверь, а прямо откроется широкая
мраморная лестница, которая что-то уж очень круто уходит вверх. Мебели
никакой, если не считать древних напольных часов, которые когда бьют, то
словно по голове. В остальном же здешняя тишина поражает; тишина такая, как
будто во всем доме нет ни единой живой души.
Это впечатление обманчиво, и стоит, например, заглянуть за дубовую
дверь направо, как увидишь целую компанию серьезных мужчин, которые сидят
за необъятным круглым столом и шумно общаются меж собой. Вероятно,
звукоизоляция в этом здании такова, что режь человека на части - наружу не
проникнет ни один возмущенный звук.
Собрание манипулирует какими-то бумажками, клеем, ножницами, прочими
канцелярскими принадлежностями и при этом безостановочно говорит:
- Как ни удалены в исторической перспективе цели нашей партии, мы
представляем собой единственную политическую силу, которая действует в
русле общественного прогресса и ориентирована на высший гуманистический
идеал.
- Да, но, исходя из ментальности современного человека, мы скорее
представляем собой союз против захода солнца, или чтобы мужики рожали, -
это так же точно, как то, что меня зовут Николай Ильин!
- Именно поэтому необходимо переименовать нашу политическую доктрину в
религию, а партию - в церковь, и тогда все станет на свои места, найдет,
так сказать, логическую стезю...
- В добрые времена за такие инициативы ставили к стенке, и поделом!
- А что из этого вышло? Опять двуглавый орел и полное торжество
классового врага!..
Уже за окнами сумерки, и ветки неохватных тополей кажутся гигантскими
щупальцами, ищущими, чего бы им ухватить. Уже кремлевские коридоры, поди,
опустели, президент находится в пути к своей подмосковной резиденции, глава
администрации сидит у себя на государственной даче в Петрово-Дальнем, а за
дубовой дверью направо все еще обмозговывают свои загадочные дела.
За дубовой дверью налево тоже обмозговывают загадочные дела, с той
только разницей, что дебаты тут обстоятельней и значительно горячей.
Наслушаешься слов, которые произносят серьезные мужчины, сид



Назад