50def5db     

Пьецух Вячеслав - Человек В Углу



Вячеслав Пьецух
Человек в углу
В городе Грибоедове, на улице Дантона, в деревянном ветхом домишке с
обломанным петушком жил бывший учитель рисования во 2-й городской школе
Валентин Эрастович Целиковский, который был тем известен завсегдатаям
грибоедовского базара, что он все ангелов рисовал. Ангелами по субботам
торговала его жена, маленькая тетка с темными-претемными, какими-то
нехорошими глазами, поскольку сам Целиковский был человек нездоровый и,
вероятно, часу не выстоял бы в ряду, где продавались глиняные копилки,
игрушки, поделанные из дерева, шкатулки, сшитые из цветных открыток,
тряпичные коврики, вышивка под стеклом и прочий бедняцкий аксессуар.
Валентин Эрастович страдал сахарным диабетом, гипертонией, ишемической
болезнью сердца и бессонницей, к тому же он был туг на левое ухо, как
государь Александр I Благословенный, но только, разумеется, не в
результате учебных стрельб, а в результате того, что младшая дочь гвоздем
у него в ухе поковыряла, когда он однажды призадумался невзначай, а тут
еще он занемог глазами и начал мало-помалу слепнуть. Сходил Целиковский в
поликлинику, но там ему ничего вразумительного не сказали, только велели
реже бывать на солнце, помотался по докторам, практикующим частным
образом: один предписал пить настойку пустырника, другой наказал
обматывать на ночь голову полотенцем, третий посоветовал как можно больше
ходить пешком.
Как раз пешком ходить Валентин Эрастович не любил. Еще в первой
молодости, когда он носился с идеей универсального растворителя, ему
достался по наследству старый зимовский велосипед, и с той поры он ездил
на двух колесах во всякое время года. Зимой езда была неудобной, но
Целиковский изобрел скаты с шипами из авиационного алюминия и ездил себе
под едко-неодобрительными взглядами горожан, пока весной 1949 года у него
не украли велосипед. Эта потеря не сильно его опечалила, поскольку он
твердо решил построить новый аппарат оригинальной конструкции и давно
копил деньги на детали и материал, отказывая себе в лишней ложке сахарного
песку. Дров купить было не на что, семья обносилась до последней
возможности, за электричество не платили с Октябрьских праздников, сам
Валентин Эрастович довольствовался одной ложкой сахарного песку, которым
он весело похрустывал на весь дом, зато как раз к весне сорок девятого
года у него в сарае стоял аппарат оригинальной конструкции, чем-то
напоминавший обыкновенный велосипед. Но когда и его украли, Целиковский
впал в настоящее неистовство и даже ходил бить морду начальнику райотдела
милиции, которого он считал виновником всех грибоедовских безобразий;
скорее всего, Валентина Эрастовича посадили бы за нападение на первого
городского милиционера, но, к счастью, его хватил жестокий сердечный
приступ и вместо тюрьмы он угодил в больницу. С тех пор Целиковский ходил
пешком.
Как ни гнушался он этим способом передвижения, а под старый Новый год,
стало быть, 13-го января, ему пришлось тащиться пешком к известной ведунье
Маевкиной, которая, по отзывам, хорошо помогала от сглаза и слепоты.
Валентин Эрастович надел джемпер с пуговками на левом плече, ватное пальто
и треух, обмотал шею длиннющим вязаным шарфом, сунул ноги в подшитые
валенки и отправился на прием. Идти предстояло через весь город, на самую
его окраину, на Татарки, и Целиковский три раза взопрел, три раза высох,
пока дошел.
Дверь ему открыла сама Маевкина, приятная женщина в пестрой шали. Она
провела Валентина Эрастовича в комнаты, опять же приятно



Назад