50def5db     

Пушкин Александр Сергеевич - История Села Горюхино



А.С. Пушкин
Полное собрание сочинений с критикой
ИСТОРИЯ СЕЛА ГОРЮХИНА
Если бог пошлет мне читателей, то может быть для них будет любопытно
узнать, каким образом решился я написать Историю села Горюхина. Для того
должен я войти в некоторые предварительные подробности.
Я родился от честных и благородных родителей в селе Горюхине 1801 года
апреля 1 числа и первоначальное образование получил от нашего дьячка.
Сему-то почтенному мужу обязан я впоследствии развившейся во мне охотою к
чтению и вообще к занятиям литературным. Успехи мои хотя были медленны, но
благонадежны, ибо на десятом году отроду я знал уже почти все то, что
поныне осталось у меня в памяти, от природы слабой и которую по причине
столь же слабого здоровья не дозволяли мне излишне отягощать.
Звание литератора всегда казалось для меня самым завидным. Родители мои,
люди почтенные, но простые и воспитанные по-старинному, никогда ничего не
читывали и во всем доме кроме Азбуки, купленной для меня, календарей и
Новейшего письмовника, никаких книг не находилось. Чтение письмовника долго
было любимым моим упражнением. Я знал его наизусть и, не смотря на то,
каждый день находил в нем новые незамеченные красоты. После генерала
Племянникова, у которого батюшка был некогда адъютантом, Курганов казался
мне величайшим человеком. Я расспрашивал о нем у всех и к сожалению никто
не мог удовлетворить моему любопытству, никто не знал его лично, на все мои
вопросы отвечали только, что Курганов сочинил Новейший письмовник, что
твердо знал я и прежде. Мрак неизвестности окружал его как некоего древнего
полу-бога; иногда я даже сомневался в истинне его cуществования. Имя его
казалось мне вымышленным и предание о нем пустою мифою, ожидавшею изыскания
нового Нибура. Однако же он все преследовал мое воображение, я старался
придать какой-нибудь образ сему таинственному лицу, и наконец решил, что
должен он был походить на земского заседателя Корючкина, маленького
старичка с красным носом и сверкающими глазами.
В 1812 году повезли меня в Москву и отдали в пансион Карла Ивановича
Мейера - где пробыл я не более трех месяцев, ибо нас распустили перед
вступлением неприятеля - я возвратился в деревню. По изгнании двухнадесяти
языков хотели меня снова везти в Москву посмотреть, не возвратился ли Карл
Ив.анович на прежнее пепелище или в противном случае отдать меня в другое
училище, но я упросил матушку оставить меня в деревне, ибо здоровье мое не
позволяло мне вставать с постели в 7 часов, как обыкновенно заведено во
всех пансионах. Таким образом достиг я 16-ти (tm)летнего возраста,
оставаясь при первоначальном моем образовании и играя в лапту с моими
потешными, единственная наука, в коей приобрел я достаточное познание во
время пребывания моего в пансионе.
В сие время определился я юнкером в ** пехотный полк, в коем и находился
до прошлого 18** года. Пребывание мое в полку оставило мне мало приятных
впечатлений кроме производства в офицеры и выигрыша 245 рублей в то время
как у меня в кармане всего оставалося рубль 6 грив. Смерть дражайших моих
родителей принудила меня подать в отставку и приехать в мою вотчину.
Сия эпоха жизни моей столь для меня важна, что я намерен о ней
распространиться, заранее прося извинения у благосклонного читателя, если
во зло употреблю снисходительное его внимание.
День был осенний и пасмурный. Прибыв на станцию, с которой должно было
мне своротить на Горюхино, нанял я вольных и поехал проселочною дорогой.
Хотя я нрава от природы т



Назад