50def5db     

Пухов Михаил - Случайная Последовательность



Михаил Пухов
Случайная последовательность
Эр-17 шел впереди.
В его черной полированной спине Греков угадывал свое искаженное
изображение. Ковальский в зеркале спины не помещался - вернее, был скрыт
фигурой Грекова. Но он двигался сзади, почти рядом, и Греков слышал, как
хрустят камни под его башмаками. Сам Греков и особенно робот шагали почти
бесшумно, и было отчетливо слышно, как ветер завывает среди скал и
шелестит в кронах деревьев.
Ветер крепчал. Белая пыль вырывалась из-под ног Грекова, робота,
который шел впереди, и Ковальского, который двигался сзади, и улетала
вперед, сливаясь в клубящееся, прижатое к земле длинное облако,
указывающее им путь. Ветер был южный, он постепенно усиливался и дул вдоль
ущелья, в спину, облегчая подъем. Но плохо, если это не просто ветер, если
небо над южным горизонтом черно, если идет полярная буря.
Оглядываться не имело смысла. Ущелье, по которому они шли, извивалось,
и горизонт был скрыт зелеными от леса вершинами скал. Разумеется, можно
взобраться наверх, на какой-нибудь высокий утес, но это требует времени. А
если надвигается ураган, время дороже всего.
Греков потрогал пояс, где согласно инструкции должен был находиться
бластер. Но бластер отсутствовал. Бластер весит два килограмма, а рассвет
сегодня был обычный, зеленый, без розово-красных прожилок, предвещающих
южный шторм. Хорошо, хоть Ковальский вооружен. Хорошо, что новички
обладают замечательным свойством цеплять на себя оружие во всех случаях,
когда им это разрешают.
Ковальский прибыл на Гамму всего два дня назад, и робот Эр-17, который
шел впереди, был первым, которого они должны были отправить в Туннель
вместе. Последние шесть месяцев Греков был единственным человеком,
посылавшим в Туннель роботов и встречавшим их, если они возвращались.
Возвращалась приблизительно половина.
Сейчас они поднимались в горы по дну узкого ущелья, продавленного
прошедшим когда-то здесь ледником. Скалы справа и слева были красивые,
молодые, почти не тронутые эрозией. Но среди них имелись проходы, так что
в случае нужды можно уйти в горы и вернуться на станцию, сделав небольшой
крюк. Верхушки скал были плоские, сглаженные. Там зеленели стонущие под
ветром деревья.
Маленький отряд приближался к цели.
Станция, откуда они шли, была расположена не очень далеко от входа в
Туннель. Пустяки, десять километров. Хотя строители могли установить
станцию поближе, в ущелье. Но когда строили станцию, никто не подозревал о
существовании Туннеля.
Станцию строили для изучения обычаев аборигенов южного полушария, а в
непосредственной близости от входа в Туннель нет поселений аборигенов. На
равнине аборигенов тоже нет - они строят свои шатры из древесных веток в
горах, на плоских вершинах скал, но не в ущелье. Они боятся Туннеля, хотя
он и служит у них предметом религиозного культа.
Аборигены верят, что время от времени из Туннеля появляются боги и
чудовища. Чудовища остаются надолго, пока не находятся герои, которые их
побеждают. Боги уходят сами. Аборигены нисколько не удивились, когда люди
пришли на Гамму. Сейчас они ждут, когда мы вернемся назад, в Туннель.
Конечно, не мешает хотя бы теперь перенести станцию. Это не сложнее,
чем регулярно два раза в неделю встречать очередного робота-разведчика,
если он вернулся, и посылать в Туннель следующего. Иногда роботам
приходится подолгу ждать - если они предназначались для Феникса или
Лигурии, но вернулись на первом цикле. Из восьми таких роботов выполняет
задание один, половина в



Назад