50def5db     

Пухов Михаил - Путь К Земле



МИХАИЛ ПУХОВ
ПУТЬ К ЗЕМЛЕ («КОНТИКИ»)
В решете они в море ушли, в решете.
В решете по крутым волнам...
ЭДВАРД ЛИР
1. ЧЕЛОВЕКА ВИДНО ПО ПОХОДКЕ
Самое увлекательное приключение XXI века, как его назвали телекомментаторы, началось с чашки кофе.
Мы с Эдиком Рыжковским, парнем неплохим, но иногда до болезненности самолюбивым, завтракали в буфете астровокзала на девятом этаже. Лучший лунный кофе делают именно здесь, хотя получить его не так просто.

Эдик только что совершил неслыханное – выиграл у автомата сразу две чашки, и завсегдатаи – а среди них порядочно космонавтов – поглядывали на него с уважением. Этито две чашки мы и смаковали, когда в помещении появился незнакомый нам человек.
Он вошел уверенной лунной походкой, какая замечается лишь у коренных «селенитов», как мы их между собой называем. На Луне все ходят замедленно – сказывается меньшая тяжесть, но у тех, кто недавно прилетел с Земли или даже Марса, это выглядит неуклюже.

А человек, долгое время проживший на Луне, идет хоть и медленно, но с какимто особым изяществом. Особенно красиво это получается у женщин.
Вот и наш незнакомец шагал именно такой, настоящей лунной походкой. Это было странно – мы хорошо знаем всех местных жителей, не так уж нас много.

А внешность у него была запоминающаяся – подтянутый, среднего роста, глаза голубые, на голове короткий ежик совершенно седых волос. Без очков. Он направился прямо к стойке, взял несколько бутербродов и высокий стакан оранджа.

Окинул взглядом зал, подошел к нашему столику и попросил разрешения сесть. Отхлебнув оранджа, повел носом – в воздухе плавал аромат нашего с Эдиком кофе.
– Вы с какойнибудь дальней базы? – спросил Эдик.
– С дальней? – Незнакомец прищурился. – Можно сказать и так. А почему вы решили?
– Селенита видно по походке, – объяснил Эдик. – В Центре мы вас раньше не встречали, да и во всех ближних точках я тоже бывал.
– Понял вашу логику, – кивнул незнакомец. – Но скажите, где вы добыли кофе? Я видел там только это, – он поднял свой бокал, – и минеральную воду.
– Кофе в автомате. – Эдик махнул рукой в дальний конец зала. – Одна попытка в день. Только не выиграешь. Раздобыть сразу две чашки выпадает раз в жизни.
– Он только что это сделал, – добавил я. – А вот я, к сожалению, ни разу не взял ни одной.
– А что у них за игра? Шахматы? Или какойнибудь «стартрек»?
– Нет, здесь игра для профессионалов, чтобы кофе шел в основном летному составу, а не всяким там посторонним. Садишься за штурвал воображаемого космолета и определяешь гравитацию незнакомой тебе планеты. Ее автомат подбирает случайным образом.
Незнакомец посмотрел на Эдика с недоумением.
– Что же здесь сложного? Подобрать режим, зависнуть – и все дела. До любого десятичного знака.
– Вы так считаете? – произнес Эдик слегка оскорбленно. – Топливато компьютер дает в обрез, только на взлет да посадку плюс еще десять секунд. И всякие ограничения. Кончилось топливо – сообщает, что ты грохнулся и не кофе тебе нужен, а квалифицированная медицинская помощь.

Превысил три «же» – сообщает, что ты без сознания. Тоже, как правило, грохаешься...
– А если после взлета выключить движок на секундудругую? – предложил незнакомец. – Потом разделить разность скоростей на время, вот и вся хитрость.
– Их не перехитришь! – хмыкнул Эдик. – Выключить двигатель, как же! Так бы всякий определил. Но выключать запрещено правилами.

Поверьте – выиграть почти невозможно. Я не космонавт, но на ракетах летаю много. Тем не менее, сегодня мне просто повезло.
– Ты, Эдик, скром



Назад