50def5db     

Пухов Михаил - Цветы Земли



Михаил Пухов
Цветы Земли
В конце прохладного коридора, рядом с лестницей, ведущей на верхние
этажи, висела табличка "Директор института". Чернов толкнул дверь. В
большом окне в просвете между деревьями золотились на фоне неба далекие
купола какого-то храма. За столом у окна сидел молодой человек в темных
очках. Он неприветливо смотрел на Чернова.
- Чем буду полезен?
- Мне нужен директор.
- Чем буду полезен? - повторил человек.
Чернов с опозданием понял, что в комнате всего одна дверь - та, через
которую он вошел.
- Вы директор этого института?..
- Директора нет. Отпуска, никого нет. Лето, жара, вы понимаете. Я его
заместитель. Моя фамилия Буняк, - представился он, не подавая руки. - Чем
буду полезен?
Чернов молчал.
- Садитесь, - сказал Буняк.
Чернов опустился в кресло для посетителей. Никакого дружелюбия в лице
Буняка он не видел.
- Работать? - спросил Буняк.
Чернов молча смотрел на него. Такой молодой, а уже заместитель.
Карьерист, вероятно. Впрочем, теперь все выглядят молодыми и карьеристами.
Буняк ждал.
- Нет, - сказал наконец Чернов. - Я космонавт.
- Я... Не нужно. Я и так все знаю.
Буняк щелкнул тумблером и теперь смотрел на невидимый Чернову экран.
- Чернов Анатолий Васильевич, русский, год рождения 1996-й,
профессиональный космонавт, покинул Землю в 2020 году, вернулся месяц
назад. Вас, вероятно, предупреждали. Теперь каждый носит с собой
биографию.
- Но я думал, это просто номер. Комбинация цифр, и ничего больше.
- Верно, - усмехнулся Буняк. - Такие приборы, как у меня, установлены
всюду. Он зарегистрировал ваш номер и передал его в Информарий, где
хранятся данные обо всех гражданах Земли. Но ведь вы пришли не для того,
чтобы я вам это объяснил.
- Да, - сказал Чернов.
Буняк ждал.
- Я вернулся из трудного перелета, - сказал Чернов. - Для Земли рейс
продолжался 200 лет. Те, кто нас провожал, мертвы.
- Ясно, - сказал Буняк.
- После возвращения меня поместили в специальный центр. Мне читали там
лекции о технических достижениях человечества.
- Ясно, - сказал Буняк. - По-моему, так всегда делают.
- Из лекций я узнал, что современной науке доступны многие вещи,
которые нам и не снились.
- Неудивительно, - кивнул Буняк. - Целых два века.
- Я узнал, что даже в области медицины достигнут значительный прогресс.
Рак побежден. Неизлечимых болезней нет. Наука вплотную подошла к решению
проблемы бессмертия.
Буняк кивнул.
- Еще я узнал, что найден способ оживления мертвых.
Буняк молчал, пряча глаза под темными стеклами.
- Я узнал, что этим занимаются здесь, в Институте реанимации, -
продолжал Чернов. - Говорят, вы можете восстановить живое существо по
самым ничтожным останкам.
- Даже по окаменевшей кости, - сказал Буняк. - Каждая клетка организма
содержит информацию об организме в целом. Процесс реанимации по нашей
методике распадается на два этапа. Самое трудное - реанимация клетки.
Вторая стадия - окончательное восстановление организма. Этот этап требует
много времени и энергии, но принципиально несложен. Первых мамонтов, из
тех, что живут сейчас в Антарктиде, мы воссоздали именно так.
Буняк умолк. Некоторое время Чернов тоже молчал. Разговор уходил в
сторону. Чернов сказал:
- Мамонты. Не понимаю. Неужели нет более достойных объектов?..
- Что вы имеете в виду?
- Людей, - объяснил Чернов. - Из лекций я понял, что вы оживляете
только вымерших чудищ. Это потрясло меня гораздо сильнее, чем сам факт.
Или я ошибаюсь?..
Буняк молчал.
- Я вернулся всего месяц назад, - сказал Черно



Назад