50def5db     

Пучков Владимир - На Службе У Кощея 3



ВЛАДИМИР ПУЧКОВ
ЧЕРТОВСКИЙ ПЕРЕПОЛОХ
НА СЛУЖБЕ У КОЩЕЯ – 3
Аннотация
Нелегка ты, доля богатырская! Но Яромиру и его друзьям другого и не надо. Гулять так гулять, служить так служить! Только почемуто и в том и другом случае трещат лбы, не с похмелья, так после драки! Вроде и Яга выходит замуж, и враги побиты, ан новые прут!

А тут еще Курсы государевых богатырей, будь они неладны! Кто защитит Русь от бед, кто избавит ее от напастей, пока богатыри изучают тонкости солдатского политеса? Да ясно кто, блин!

Всегото и надо, что пройти Лабиринт Препятствий, свернуть шею десятку демонов и загнать колдунов в бутылку!
1
Хозяин харчевни «Три дурака» стоял на перевернутой бочке и лохматой малярной кистью замазывал слово «харчевня». Полюбовавшись на дело рук своих, он подул на краску, чтобы быстрее просохла, затем вытащил кисть более тонкую и, макнув ее в сурик, вывел модное слово «кафе».
– Кафе «Три дурака», – с чувством прочел он. – Это звучит! Это вам не какаянибудь забегаловка, а роскошное заведение. В некотором роде Европа… да глубже, глубже!
Он еще раз задрал голову, чтобы полюбоваться на свою работу, и тут дверь «кафе» распахнулась, напрочь сметая и бочку, и самого хозяина.
Хорошо гулять по свету:
Шаг шагнул, и бочки нету! –
громогласно заявил Яромир, выходя на улицу и вдыхая пахнущий брагой воздух. – Эх, хорошо, что мы не во Франкмасонии, дубиной ее по голове! Там почемуто все квашеной капустой пропахло, зато у нас – укропным отваром!
– Точно! Утробным перегаром! – гаркнул Илья Муромец, выходя вслед за Яромиром и держа Блудослава под мышкой. – У них там в смысле чего выпить и закусить всегда найдется. Правда, закусон хлипкий, совсем в брюхе не держится, а выпивон и того жиже.

Верно, Блудя? – Он погладил Блудослава по неровной, кустистой голове.
Командир стрелецкого войска не отреагировал. Он был пьян до полного бесчувствия.
– Эй, братва, хорош пировать! – крикнул Яромир, обернувшись назад в пахучую, сладкую темь.
Тотчас из дремучего нутра забегаловки послышался деревянный стук, загремела разбитая посуда, и, наконец, высунулась голова дракончика Гриши.
– А мозет, иссё рано? – осведомился юный дракон. – Мозет, иссё посидим?
– Нам Кощей посидит! – сурово сказал Илья. – Так посидит, что потом лежать не сможешь! Это тебе не толоконный лоб, а великий канцлер. Сказано идти – значит надоть.

Служба, колом ее по голове!
Дракончик вздохнул и с трудом протиснулся в дверь.
Вслед за Гришей из харчевни вышли Добрыня и Попович. У обоих богатырей глаза стали раскосыми, как у полонежцев, зато губы распухли и сделались красными от паленого «царского портвея». Яромир глянул на них и едва не присел от испуга.
– Братцы, что это с вами?
– А что, все в порядке! – легкомысленно откликнулся Добрыня Никитич. – Настроение бодрое, идем… ик! К канцлеру.
– Что у вас с глазами… тьфу! С губами?
Илья положил ему на плечо тяжеленную ладонь:
– Ты, Яромирка, просто не в курсе. Царский портвей – вино благородное. От зеленого вина зеленеют, а от этого, вишь, краснеют.

Так что оно на пользу. Вот только глаза от него и в самом деле чейто слипаются. И не только глаза…
Алеша потрепал дракончика по чешуйчатому затылку.
– Вперед, без страха и сомненья! Яромир, как там у тебя? «Ммы койкому забрала задерем и плеткой по хребтине продерем». Вот это стихи! До нутра пробирают.

Ты, Яромирка, гений! Тебе учиться надо, а ты с нами… Эх!
В это время соседняя береза сердито зашумела как вскипающий самовар. Верхние ветки взметнулись, словно от порыва ветра, зато ниж



Назад