50def5db     

Пучков Владимир - Черти Поневоле



ВЛАДИМИР ПУЧКОВ
ЧЕРТИ ПОНЕВОЛЕ
Аннотация
Если бы вам сказали, что, дескать, завтра вечером вы будете распивать чаи с инопланетянином, что в кармане у вас будет лежать камень чудес, исполняющий любые желания, — что бы вы подумали? А если бы вам вдобавок шепнули, что вы будете участвовать в заседании товарищеского суда вместе с Ягой.

Кощеем и Горынычем, — тогда как? Тем не менее, все это произошло за одну неделю со студентом-практикантом, героем романа «Черти поневоле». Он-то думал отдохнуть в славных калиновских лесах!

Попробуй отдохни, когда вокруг происходят такие вещи!
— Привалов, зайдите в деканат!
Секретарша посмотрела на Костю сквозь толстые очки и улыбнулась.
— Стружку снимать будут! — сказал Валя Носков. Его веснушчатая физиономия порозовела от удовольствия.
— Не дождешься, — бросил на ходу Костя, направляясь вслед за секретаршей.
В деканате царил полумрак. Стеллажи с книгами уходили под потолок. Возле стены стояло здоровенное чучело медведя.

Со шкафа, свесив вниз оскаленную морду, поглядывало чучело рыси.
Возле окна в большой плоской кадушке рос баобаб. Когда-то он был совсем маленьким, но со временем перерос кадушку и корнями глубоко ушел в старинную кладку. Теперь это было молодое коренастое дерево, и Костя не сразу заметил стоящего в его тени человека.
— Здравствуйте! — сказал Костя, закрывая за собой дверь.
— А! Привалов! Заходи, заходи… — Декан поднялся ему навстречу, и не только поднялся, но даже вылез из-за стола — поступок совершенно невероятный!
При виде декана не только студенты, но даже преподы впадали в какой-то необъяснимый трепет. Обычно ему хватало одного взгляда, чтобы призвать к порядку самого злостного закольщика! И вдруг такой жест! Неспроста это, ох неспроста…
— Иван Петрович! — провозгласил декан, глядя в сторону баобаба. — Вот, познакомьтесь. Это и есть тот самый Привалов, можно сказать, надежда нашего института!
«Надежда института» слегка обалдел от такой похвалы и почувствовал, что мучительно краснеет. Декан был скуп на слова, тем более — на комплименты, за всем этим крылся какой-то подвох. Костя невольно закашлялся и повернул голову туда, куда смотрел декан.

Тут-то он и увидел совершенно незнакомого человека.
В отличие от декана, от одной только поступи которого дрожали стекла, незнакомец был изящен, невысок ростом и совершенно лыс.
— Очень приятно! — произнес он шелковым голосом и улыбнулся белозубой улыбкой.
— Иван Петрович познакомился с твоим курсовым проектом о реликтовых зонах в среднерусских лесах, — пояснил декан.
— Да-да, очень интересная работа, — снова улыбнулся лысый, — особенно то место, где вы рассуждаете о чудесах.
— О неустойчивости морфологического типа, — поправил Костя.
— Вот именно, — обрадовался лысый. — О чудесах! О возможности перехода одной информационной структуры в другую.
— Да ты присядь, присядь! — Декан насильно подвел Костю к креслу и уселся рядом. — Скажу прямо, — продолжил он, — у нас сегодня какое число? Двадцатое! Значит, через неделю практика.

Так вот, Привалов… — Декан на секунду замер с раскрытым ртом, точно забыл, что хотел сказать, и незнакомец тут же пришел ему на помощь.
— Насчет практики, — подсказал он.
— Ну да, да, — словно бы растерялся декан. — Вот Иван Петрович, видный ученый, возглавляет отдел в одном из смежных институтов. Так вот… — Тут декан снова замолчал.
Костя в первый раз видел его таким озадаченным.
— Мы хотим предложить вам практику в одном очень перспективном районе, — перехватил инициативу Иван Петрович, — дивные места, ц



Назад