50def5db     

Пучков Лев - Команда Номер Девять 03



ТРОТИЛОВЫЙ ЭКВИВАЛЕНТ
Лев ПУЧКОВ
Анонс
Оперативно-аналитическая команда полковника Иванова попала в крутой переплет. Охота на легендарного сапера-виртуоза Шаха, "прокрутившего" несколько дерзких операций в раслоло жении федеральных сил в Чечне, обернулась тем, что Шах сам начал охотиться на команду.

Только чудо спасает ее от гибели. Чудо да сапер Глебыч, который учился вместе с Шахом и хорошо знает "почерк" этого умельца. Сапер, как известно, ошибается один раз...

Неужели ошибся Глебыч? Ведь так получилось, что Шах лично вложил ему в руки активизированное взрывное устройство и, насмешливо улыбаясь, удалился. Впрочем, пока не прогремел взрыв, неизвестно, кто из них ошибся...
Некоторые события, описанные в книге, выдуманы.
Названия ряда населенных пунктов, учреждений и организаций намеренно изменены.
Изменены также многие фамилии, встречающиеся в тексте.
Глава 1
Костя Воронцов
3 марта 2003 г., ст. Червленная
...Добрый молодец могучий Хочет милую лобзать. Всю огладить, все пощупать И с разбегу приласкать. Приласкать не понарошку, А солидно, не шутя! Чтоб как зверь она завыла, Зарыдала, как дитя.

А еще он хочет кушать, Этот молодец-боец, Шашлычка или ватрушку, Сгуща, на худой конец. Но нельзя ему ни кушать, Ни любимую обнять. Потому что, вашу маму, Надо службу исполнять...
Всем привет. Угадайте с трех раз, кто тут со мной? Раз, два... Что, вообще не имели чести быть представленными?

Ну, извините. Тогда начнем с церемоний.
Позвольте представиться: майор Воронцов и капитан Вася. Мы - офицеры Российской империи, его величества народа верные псы. Я военный психолог, а Вася войсковой разведчик.

Службу на Кавказе несем.
Вася в целом малый неплохой, но есть у него один недостаток: с некоторых пор парень серьезно страдает графоманией. Вот уже полгода он пишет военно-эротический роман про похождения некоего могучего красавца майора Крюка.
Сюжет развивается с переменным успехом. То есть самого романа - страниц пять, не более. Зато вот такого рода дрянных стишков мы имеем уже три толстых блокнота.

В соответствии с авторской идеей все эти бессмертные творения впоследствии будут каким-то загадочным образом пришпилены к контексту, частично в прозе, частично облагорожены и доведены до совершенства в первоначальной форме.
Поначалу я нахваливал все его потуги, но потом мне это порядком надоело, и я стал Васю объективно критиковать. А он критику почему-то не любит и реагирует на нее порой довольно болезненно. Такая вот маленькая слабость...
- Ну как?
- Ну, воще!
- В смысле?
- Да, блин, целая поэма.
- Ну, это так... Получилось так... А вообще, как?
- Да я говорю - нормально.
- Думаешь?
- Конечно. Утренняя эрекция - вполне здоровое явление. Зверский аппетит - тоже. Свежий воздух, нагрузка...

Аномалий не наблюдаю.
- Не, это понятно... А стих?
- Стих... Гхм... Стих - полнейшая дрянь.
- Не понял?! Вот ни фига себе... Рифма же есть?
- Если рифма - самоцель, тогда конечно... А суть? Ты вслушайся только!
- И что?
- Ничего. Явственно прослушивается отчаянный вопль семенников и желудочные урчания. Короче, откровения сексуально озабоченного проглота.
- Ну ты... Сам-то!
- А что - сам?
- Моральный урод!
- Угу... Мы вообще-то рассматриваем образчик твоего творчества, я тут вообще ни при чем. Но ты, вне всякого сомнения, прав.

Долгое общение с тобой, разумеется, не могло не наложить отпечатка на мои личностные качества. Как говорится: с кем поведешься...
- Да ты просто завидуешь!
- Чему?!
- Ну, ты такой умный - и ни хрена. А я такой дура



Назад