50def5db     

Пучков Дмитрий - Служи, Сынок, Как Дед Служил.



literature_essay Дмитрий Пучков Goblin Служи, сынок, как дед служил... 1999-08-10 ru ru kontiky FB Tools 2004-05-27 http://oper.ru/torture/read.php?t=934299563 BFE7C151-E546-4226-801A-F21532285485 1.0 Служи, сынок, как дед служил...
«Дембель неизбежен, как восход солнца!» – сказал салага и вытер слезы половой тряпкой.
Правда жизни.Регулярно получаю вопросы от тех, кого «забирают в армию». Вообще-то по правильному – призывают. «Забирают» обычно в ментовскую. Вопросы эти всегда будят массу тяжких мыслей и воспоминаний.

Круг вопросов достаточно широк и потому было принято решение ответить сразу на всё и всем сразу. Так что приступлю.
Зайду издалека. Учился я в интернате. И сызмальства знаю, что дети – они самые жестокие, несмотря на внешнюю невинность.

Взрослым до них далеко. В общем, звериные нравы соотечественников мне знакомы с самого раннего детства.
Повторюсь: самые жестокие – дети. Именно поэтому самые свирепые нравы и порядки царят на малолетках – зонах, где сидят дети до 18 лет. Происходит это отчасти еще и потому, что среди детей нет в достаточном количестве взрослых мужиков, которые могли бы ими рулить.

Оставлять детей без присмотра нельзя категорически, брошенные на произвол они устроят такое, что ужаснется любой. Там же – все наоборот. Это не только «при Советской власти» бывает.

Особо любознательным рекомендую почитать «Повелитель мух» Голдинга – очень познавательно. И не рекомендую по этому поводу разводить вонь.

Всегда просто осуждать со стороны, типа «а на что там воспитатели и куда они смотрят?» Желающие могут сходить и поработать «там» лично. Тогда подобные идиотские вопросы отпадут сами собой.
В армии – все то же самое, что в интернатах и колониях. Дети без присмотра. С той только разницей, что физические кондиции уже позволяют этим детям ушибить любого взрослого. Мозгов это, увы, не добавляет. Редкий офицер имеет желание и способности ими заниматься.

Для этого надо жить в казарме, а у него – семья и своя жизнь. Недовольные таким положением – идите в военные училища и поправляйте положение сами, не надо никого ни в чем обвинять. У меня дед – генерал, а батя и старший брательник – полканы.

Так что я это дело знаю очень хорошо и со всех сторон. Оставленные сами по себе детишки заняты только тем, что грызут друг друга как пауки в банке.
Так вот. Несколько практических советов. Следовать этим советам очень тяжело, поскольку обстановка будет непрерывно требовать от тебя мгновенного принятия таких решений, о которых ты раньше никогда даже и не задумывался.

И любой промах может очень сильно повлиять на всю твою дальнейшую службу. Конечно, мои советы навряд ли помогут. Но ты хотя бы будешь знать о том, к чему надо быть готовым. Тогда столкновение с реальностью не будет настолько диким, как это обычно бывает.

Добавлю – я не ставлю себе целью кого-то «напугать» или показать собственную «крутизну». Просто я считаю, что каждый должен знать о том, что его ждет.
Собственно служба состоит из трех частей. Первая, самая тяжелая и страшная – духанка, первые двенадцать месяцев службы.

Прослужившего год именуют черпаком (везде по-разному), потому как переводят его в это звание путем нанесения 12 ударов черпаком по голой заднице (процедура мучительная и страшно болезненная, но практически неизбежная). Третья категория – это дедушки вооруженных сил, ветераны, прослужившие полтора года. Я говорить буду только о духах (салобонах, салагах, зеленых, сынках), ибо про всех остальных тебе все станет понятно по ходу службы, благо времени там предоста



Назад